Уровень дискуссии

ПОЛИТ.РУ, 2013 год

Когда я работал врачом-психотерапевтом в «Клинике неврозов им. академика И.П. Павлова» (на самом деле, учреждение официально именовалось – Санкт-Петербургская городская психиатрическая больница №7, но об этом постояльцам предпочитали не напоминать), у меня была замечательная заведующая отделением – Марина Владимировна Семенова-Тян-Шанская. Из тех самых Тян-Шанских – правнучка Петра Петровича. Лет более чем почтенных. Осколки еще той, дореволюционной аристократии. Психиатр-умница. Тонкая как тростинка, строгая. Седые волосы, выкрашенные в бескомпромиссно-черный цвет, убраны в аккуратную кичку на затылке. Такой настоящий психиатр старой школы. Вспоминаю ее сейчас и хочется прямо вот встать, снять шляпу (предварительно где-то ее раздобыв) и замереть в позе, выказывающей всяческое уважение.

Марина Владимировна – не знаю, жива ли еще, – замечательным была человеком, хотя, по преклонности лет, и забывчивой, и не без странностей: сильно, например, она тяготилась нашим больничным контингентом. В клинике она работала не одно десятилетие, а раньше здесь любили дух перевести и интеллигенты, и диссиденты, и разнообразная советская номенклатура – блатное было местечко, санаторий такой культуры и отдыха на Васильевском острове. А сейчас, в конце 90-х – не та пошла публика, все какие-то маргиналы, люди опустившиеся, с «рентными установками». Такие, знаете ли, персонажи Алексея Максимовича – со дна и на дне. И вот упрет кто-нибудь из них табуретку, например, из больничной палаты, или выпьет и с соседом по той же палате подерется, или устроит скандал с родственником на крыльце больницы, и Марина Владимировна недоумевает – страстно так, всем существом! Все в ней протестовало в такие минуты:    

- Вы представляете себе уровень людей?! – скажет звенящим голосом, и смотрит в тебя пронзительным таким, острым психиатрическим взором, буравит: – Уровень людей?!! Представляете?!! 

И не ответить, ведь, ничего. Стоишь так, схваченный врасплох, плечами пожимаешь и пятишься неловко. Да, мол, Марина Владимировна, уровень тот еще, еще тот уровень... Ужасный уровень! Кошмар просто! Жуть!

Всплыла в моей памяти эта картинка совсем недавно – по случаю «бирюлевских событий». Не то, чтобы меня как-то сильно впечатлил «уровень людей» – и не таких видали (чай, не осколки дореволюционной аристократии), а поразил меня уровеньдискуссии по факту случившегося.

Жаль, нет у нас своего Николаса Лумана, а то легла бы эта дискуссия в его «Реальность массмедиа» (есть у Лумана такая книжка – скучная, но зело поучительная) как влитая.

Все до единого комментаторы – от уважаемых политологов-аналитиков, до самого последнего «телефонного-дозвонившегося» на какую-то региональную радиостанцию – впали в загадочную, назову ее так, цензурную копролалию.

Копролалия (по-нашему, по-психиатрически) – это импульсивное и непреодолимое желание больного без всякого на то повода цинично и нецензурно браниться. Один раз увидишь такого пациента и не забудешь никогда в жизни: он поливает тебя с ног до головы, и совершенно не по делу, просто льет и льет – а ты стоишь и, что самое удивительное, не «обтекаешь», потому что понятно, что к тебе лично все эти копро-слова никакого отношения не имеют. 

А называю я эту копролалию «цензурной», потому что никто, конечно, ни в ящике, ни в радиоэфире, формально говоря, не бранился (незаконно это по нынешним временам). Но, по существу, копролалия – и все тут: набор слов, каждое из которых имеет жесткую негативную коннотацию, и которые сыплются на тебя как из рога какого-то дерьмового изобилия, но при этом все они никак друг с другом не связаны – просто поток нечистотного сознания. Вот десять таких слов наугад: «мигранты», «власть», «фанаты», «границы», «националисты», «полицейские», «овощебаза», «местные органы власти», «Чечня», «коррупция»... Продолжать можно и дальше, но толку-то? Матершина и есть матершина.

За единичным событием в Бирюлево (а это было именно единичное событие – трагическое, но единичное) всплыла ожившей тенью какая-то огромная, зловонная масса невразумительного, дисфоричного недовольства жизнью – «темное валовое чувство» по Ивану Михайловичу Сеченову, «абстрактная негативность» по Гегелю-Жижеку. Всплыла, заклокотала и полилась. Мигранты – сволочи, чиновники – того хуже, власть – продажная и т.д., националисты – все мы («Ура!»), овощебаза – как лицо российской государственности... В общем, черт знает, что такое. Справа и слева, сверху и снизу. Ату его, ату! Но о чем, собственно говоря, речь?..

Если вопрос про мигрантов – давайте поговорим о мигрантах, но только осмысленно, с научными монографиями и результатами соответствующих исследований в руках (если на память не помним). Поговорим, поймем, наконец, и скажем: мигранты нам нужны – это факт медицинский, а точнее – экономический и демографический. И это не я придумал, увольте. Причем, тенденция не российская, а мировая – для всех развитых стран естественная. А если «среднестатистический россиянин» этого не понимает, то может быть как раз и настал момент ему об этом сказать? Поднять, в некотором роде, уровень дискуссии. Подумать о механизмах интеграции, например, безо всех этих вот ату-мату?


И еще, может быть, имеет смысл ему – этому «среднестатистическому россиянину» – сказать другое: что, мол, это, конечно, прекрасно, что пределом твоих мечтаний является место продавца на овощном рынке (а зловредные «азеры» его у тебя отбирают), но вот как-то слабовата эта амбиция для «национальной идеи» «великого народа» – можно порванную на груди рубашку-то и запахнуть. Если мигрант берет на себя низкоквалифицированный труд – оно ведь и к лучшему: у тебя шанс появляться подучиться, потренировать мозги и начать уже хоть что-нибудь производить – дельное и толковое. Ну, пока нефть не кончилась, на которую ты живешь и за которую мигрантов нанимаешь себе в дворники, строители и в грузчики на овощебазе... 

Вот. А если вопрос про национализм, то может быть имеет смысл и тут что-то внятное из себя выцедить? Поднять, не побоюсь этого слова, уровень дискуссии с пола и подпаркетного пространства. Посмотреть, например, на опыты социальных психологов (для затравочки, первый подход к снаряду, так сказать), и уяснить, наконец, что всякое установление границ между социальными группами неизбежно повышает уровень агрессии в обществе, и, как следствие, трагические случаи из единичных перерастают в массовую резню и концентрационные лагеря. А потому, если эта тема действительно нас заботит, то, наверное, надо уже что-то делать с этими границами, ведь от количества и многообразия образовавшихся за последнее время «социальных групп» и дух захватывает, и страшно становится. Тут, говорят, кто-то ненависть разжег по отношению к социальной группе «чиновников», а еще у нас есть «верующие» – социальная группа, «геи» – социальная группа, «лица кавказкой национальности» – социальная группа... Блеск! Уровень дискуссии взметнулся от пола и ушел в тот самый космос, в который мы, тем временем, даже спутник отправить не можем.  

Или может быть, вопрос про власть? – вообще мой любимый. Ведь власть у нас – это такое идеальное Лакановское «ничто», сакральное «присутствующее отсутствие», великое «означающее без означаемого». Все про нее говорят, но никто ни разу в глаза не видел. Нет, Владимира Владимировича мы все, конечно, видели (хотя бы по телевизору). Ну, а дальше-то? Или она на нем и заканчивается? Невольно об этом задумываешься, когда слушаешь выступления наших депутатов, министров и судей: все они отсылают нас к какой-то другой «власти» – не от лица власти говорят (хотя казалось бы – законодательная, исполнительная, судебная), а про какую-то еще власть – абстрактную, «власть, которая должна»... – и дальше по тексту. Шизоидное такое раздвоение, всегда сильно меня настораживающее.

Так не побороться ли нам со всем этим, раз в Бирюлево такие неприятности? Ударим, может быть, уровнем дискуссии по этому ментальному бездорожью, а?  Поговорим о власти, как она есть, раз уж вопрос встал. Фуко там обсудим, Мишеля, с его «Волей к знанию», или Жижика, того же, Славоя (главный автор, кстати, на эти темы сейчас), или Бадью с Бодрийяром, или кого-нибудь из наших, на худой конец, – хоть Шипилова А.В, хоть Секацкого А.К., хоть Савчука В.В., или, например, Олескина А.В., для разнообразия. Не Махатмы, конечно, и не Ганди, не пророки, ибо в своем отечестве, но для достойного уровня дискуссии – то, что надо, честное слово. А и почему нет?    

Много вопросов ведь, на силу остановился в перечислении – и про полицию, и про республики наши, и про государственную политику, много чего еще... Есть вопросы, а уровня дискуссии – нет. И вот в ответку выходит на улицы уровень Бирюлево – хачи, овощебаза, нацики, менты, осколки черт знает чего...

И как тут не вспомнишь про уровень людей... Представляете, Марина Владимировна?!

http://polit.ru/article/2013/11/01/birulevo_column/

Записаться на прием

appointment@kurpatov-clinic.ru +7 (812) 405 74 17
Форма заявки