И «звезды» могут заболеть

Журнал "Play", 2006 год


Беседу вел Алексей Мажаев

«PLAY»

апрель, 2006 г.



Психология творческого человека


Доктор Курпатов: Среди моих пациентов, конечно, были и музыканты, в том числе известные. Имена их я называть не буду. Логика психологических состояний у всех людей одинакова, этим звезды ничем не отличаются от других. Но они, конечно, сталкиваются с большим количеством стрессов. Звезды публичны, постоянно находятся под прессом некой оценки. Для творческих людей необыкновенно важно, чтобы о них говорили, а у нас в стране не принято о людях говорить хорошо. Мы просто не умеем этого делать: артистов даже в бытовых беседах принято скорее ругать, что о нас в целом свидетельствует не лучшим образом. Каждый из нас нуждается в теплых эмоциональных отношениях с близкими людьми, но для звезд в этом тоже есть некоторые сложности: не все друзья, товарищи, коллеги способны искренне радоваться чужому успеху. Многие испытывают дискомфорт из-за того, что человек из его окружения взлетает вверх, и демонстрируют не лучшие человеческие и товарищеские качества. Таким образом,   известные люди подвергаются большому уровню стресса.


Еще один фактор: талантливые артисты в среднем отличаются от основной массы людей. Именно это помогает им стать популярными, интересными для остальных. Чтобы творить по-настоящему, нужно иметь что-то особенное внутри – некое напряжение, конфликт, серьезные переживания. Взлетам многих артистов – в русском роке уж точно – предшествовали какие-то личные проблемы и т.д. У них происходит сублимация в творчество. Поэтому у звезд существует набор психологических особенностей, которые делают их более уязвимыми. С другой стороны, большинству из них необходимо постоянное движение, чтобы все время что-то в жизни происходило, а это тоже огромная нагрузка.

Звездная болезнь

 

История болезни: Музыкант становится популярным. Тысячи людей убеждают его в том, что он гениален, и, в конце концов, он сам начинает в это верить. Соответственно, иных оценок своему творчеству он не признает, на критику обижается и постепенно перестает общаться со старыми друзьями, которые помнят его не высокомерной поп-звездой, а простым парнем с соседнего двора.

           

Доктор Курпатов: Здесь нельзя ставить умозрительных диагнозов: ах, он не так общается, у него звездная болезнь. Понятно, что испытание славой могут выдержать не все. Но я бы не стал демонизировать звездную болезнь. То, что человек хочет слушать положительные отзывы и недолюбливает критику, абсолютно нормально. У любого артиста есть собственная аудитория: кто-то слушает рэп, кто-то рок, кто-то попсу. Артист, по сути, работает для тех, кому нравится то, что он делает. Допустим, он работает в поп-жанре, собирает залы, к нему приходят зрители, а потом человек, который не любит эту музыку и считает попсу низким жанром, начинает артиста критиковать. Ответная негативная реакция вполне естественна. Я считаю, что у нас не существует формата критики, которая была бы полезна для артиста: мы не умеем, у нас нет культуры такой – музыкальной и психологической. Поэтому начинается неконструктивное бичевание с позиций другой зрительской аудитории. Разумеется, артист злится, а как еще? Не нравится – ну не слушайте, выключите. И, конечно, любому из нас приятно услышать, что то, что мы делаем – замечательно. Вот муж приходит домой и говорит жене, что она замечательно приготовила ужин, ей очень приятно это слышать. А если он начнет критиковать еду, она останется очень недовольна. Но не будем же мы ей ставить диагноз «звездная болезнь»!


Что касается отношений со старыми друзьями, по ним тоже нельзя делать далеко идущих заключений о том, что слава человека испортила. Если музыкант стал известным, у него сразу появляется огромное количество друзей детства. Количество людей, сидевших с ним за одной партой, доходит до двадцати пяти. А до этого они не особенно в его жизни существовали, не особенно поддерживали и, возможно, не верили до конца в его талант. Иметь же в близких знакомых известного человека всегда лестно. Звезда соответственно сопротивляется этой навязчивой дружбе.


Есть и другой аспект. Музыканты, кроме серьезной психологической нагрузки, испытывают и физическую. Чтобы выйти на достойный финансовый уровень, наш артист должен работать в десять раз больше, чем западный, где и рекламные контракты, и лицензионные диски, и билеты на концерты стоят других денег. Поэтому наш артист должен пахать. Друзья же часто не хотят этого понимать и удивляются: а чего ты с нами не потусуешь? А для музыканта, который работает на грани нервного истощения, эти тусовки – еще одна часть работы. Ему бы отдохнуть, поспать, перевести дыхание, тупо посмотреть в потолок вместо того, чтобы лететь на гастроли, настраивать аппаратуру, гримироваться, спорить с организаторами, воевать с продюсерами и т.д. А товарищи склонны расценивать уменьшение объема отношений с ними как проявление звездной болезни. Они ему это, так или иначе, предъявляют, он на это агрессивно реагирует. Потому что человек, который работает восемь часов в день, никогда не поймет того, кто работает по 14 часов. Особенность же музыкального рынка такова, что, если ты много не работаешь, то начинаешь плавно двигаться по нисходящей.


Так что «звездная болезнь» - во многом всего лишь следствие нашей невнимательности к людям, которых мы считаем своими друзьями.


Депрессия

История болезни: Музыка – рискованный бизнес. Сегодня у артиста хит, и он на вершине чартов, завтра он может быть забыт. Понимая, что звездный час позади, музыкант впадает в депрессию, иногда спивается и деградирует как личность.

Доктор Курпатов: Я тут боюсь высказываться однозначно, но человек, который оказался на вершине именно потому, что он по-настоящему талантлив, редко оказывается в описанной ситуации. Ну не может талантливый человек потерять все позиции и оказаться на нуле. Однако есть люди, от природы одаренные, но не очень способные к труду. Талант – не столько награда, сколько бремя, потому что он нуждается в постоянной подпитке, развитии, преломлении в некую содержательную форму. Это огромнейший труд. Время отсеивает тех, у кого или талант был не столь объемен, или внутренних психологических ресурсов оказалось недостаточно, чтобы служить искусству. Тут могут вмешиваться и другие факторы – физические болезни, личные и финансовые проблемы, поэтому четких рецептов дать нельзя. Тем не менее, на вершине много лет остаются те, кто обладает настоящим талантом и способен им заниматься по полной программе. Для артиста, теряющего популярность, важно в какой-то момент признаться самому себе: да, я сделал столько, сколько мог, я добился очень неплохих результатов, мне есть, чем гордиться. Жизнь на этом не заканчивается, существует огромное количество других возможностей реализовать себя с меньшим напряжением и более адекватно своим возможностям. Важно, чтобы человек, который оказался за бортом мейнстрима, с благодарностью отнесся к тому, что в его жизни было, и принял ответственность за свое нынешнее положение на себя, а не искал бы виноватых среди продюсеров, зрителей или изменившихся форматов. Чем объективнее будет оценка человека, пережившего потрясение и разочарование, тем быстрее он перестанет гладить себя по голове и ронять скупые слезы и встанет на ноги. Когда ребенок плачет, самое дурное – это начать его жалеть и сюсюкать. От этого ему хочется плакать еще больше.


Мания величия

 

История болезни: Мальчики и девочки, условно талантливые, запираются на несколько месяцев в помещение, напичканное видеокамерами. Это называется «Фабрика звезд», и им упорно внушается мысль о том, что они звезды. На самом деле далеко не все из них становятся звездами, но с телешоу они выходят с уверенностью, что их все знают и любят. Когда их не узнают в метро, у них от горького разочарования может случиться истерика.

 

Доктор Курпатов: Важно осознавать, что они звезды только в рамках телевизионного проекта. Если ты ничего из себя не представляешь, «звездой» ты будешь оставаться ровно столько времени, сколько проект будет в эфире. Людям, которые идут в подобные шоу, нужно отдавать себе отчет, что телевидение предоставляет им какую-то возможность, но ничего не гарантирует. Вступая в такую игру, надо понимать, что тебя выводят на орбиту, и ты либо падаешь, отработав ресурс, либо самостоятельно выходишь на другую орбиту. Если человек необъективно оценивает эту ситуацию и переживает потом серьезные психологические трудности, это его собственная вина. Телевидение – магическая штука, но вся магия, как известно поклонникам Шарля Перро, действует только до двенадцати часов. Потом все превращается в тыкву, мышей и так далее.


Раздвоение личности

 

История болезни: Многие артисты работают под псевдонимами. Возможно, с помощью второго имени они пытаются отделить свою публичную жизнь от частной. Однако иногда человек так вживается в новый образ, что перестает откликаться на настоящее имя и общаться с людьми, которые его помнят.

           

Доктор Курпатов: Артист вынужден в значительной степени трансформироваться под требования людей, которые его «двигают» – у продюсеров есть некоторое видение, как должен выглядеть их подопечный. Я был на множестве телевизионных каналов с идеей программы, и первое, что всегда слышал от продюсеров – какой у меня должна прическа. Для меня вопрос прически не является принципиальным – я могу хоть лысым выступать, меня это ничуть не смущает. Так же для многих артистов псевдоним является не таким уж значительным компромиссом: когда Виктор Белан превращается в Диму Билана, это не есть серьезная катастрофа.


А со случаями полного сживания с новым именем я не встречался – это, конечно, уже параноидно-безумное состояние. Это как в случае со «звездной болезнью». Если друзья настоящие, общению с ними не помешает никакой псевдоним.


Вообще же для меньшинства музыкантов творчество является их собственной эманацией, когда человек на сцене точно такой же, как в жизни. В основном же это некий компромисс между собой и чаяниями аудитории. В этом смысле наличие второго имени позволяет себя чувствовать более комфортно, потому что у человека остается собственное пространство.


Вуайеризм

История болезни: Поп-звезда, вроде бы осознанно выбравшая публичную профессию, вдруг начинает жаловаться на повышенное внимание публики, прессы и т.д. Но ведь, начиная заниматься этим делом, он должен был принимать правила игры, понимать, что все это является атрибутами «звездности».

Доктор Курпатов: Утверждение «они знали, на что шли» всегда идет от нас, обывателей – это наше обоснование своего не совсем корректного интереса к личной жизни знаменитостей. Нам хочется знать про артиста, чем он живет, с кем он живет, и это свое нездоровое любопытство мы пытаемся таким образом оправдать. На мой взгляд, это не совсем правильно: любая звезда в первую очередь человек, который имеет право на уважительное отношение в том числе и к его частной жизни. Оказываясь в ситуации публичности, любой человек, который раньше утверждал, что знаменитости не должны ничего скрывать, сразу же захочет взять свои слова обратно. Поверьте, мы не так много платим артисту, чтобы иметь что-то сверх того, что он для нас делает. За эти деньги он записывает для нас альбом, проводит концерт, а нам кажется, что мы уже заплатили и за большую видеокамеру в его спальне.


Синдром продюсера-наседки


История болезни: Продюсер набирает никому не известных ребят и делает из них популярную группу. При этом он вкладывает не только средства, но и душу – относится к подопечным, как к детям, учит их не только петь, но и жить. Группа же, считая, что дозрела до самостоятельной работы, покидает продюсера. Тот переживает не столько даже за потерянные деньги, сколько за напрасные душевные усилия. Уход группы он воспринимает как предательство близких людей, что может привести даже к нервным расстройствам.

                      

Доктор Курпатов: Тут можно понять обе стороны. Продюсер вложил в проект много сил. Может быть, он вложил и не так много, как ему казалось, но у него есть ощущение, что это его вотчина. В контракте не могут быть прописаны все акты коммуникации между продюсером и артистом, поэтому человеческие обиды будут всегда. Мне кажется, что продюсеры у нас изначально стараются делать ставку на людей с меньшим личностным фактором: им нужен ведомый, они боятся, что более сильная личность будет диктовать свои условия или просто уйдет. Слабость продюсерского корпуса в России заключается в том, что они не умеют выстраивать с подопечным настоящие партнерские отношения, где оба друг друга помогают. У нас же все складывается по принципу «я тебя слепила из того, что было, и будь обязан любить меня за это». Я думаю, это временный этап: постепенно будут появляться музыканты, которые будут настоящими личностями, сильные внутренне. Это переучит и продюсеров, которые станут не хозяевами артиста, а скорее помощниками. Кстати, если это произойдет, интересных музыкантов станет больше. Это общие тенденции.


Конечно, есть и другие форматы отношений между продюсерами и артистами. Но когда они расстаются, обе стороны считают себя правыми. И обиды есть с обеих сторон: артист думает, что его ломают, ему недоплачивают, а продюсер считает, что он все лучше знает. Но у нас же происходит только становление шоу-бизнеса. То, что на Западе развивается десятилетиями, у нас более-менее цивилизованно проистекает лишь в последние десять лет. Дальше будет лучше, я в это верю.

                                    


Невротические страхи


История болезни: Известная певица испытывает фобии перед большими помещениями, толпой, ярким светом, страдает аэрофобией, то есть боится практически всего, с чем постоянно сталкивается действующий артист. Тем не менее, ежедневно преодолевает свои страхи.

Доктор Курпатов: Эти страхи являются невротическими, и их испытывают до 20% населения. Особенность невротического страха заключается в том, что при наличии цели он достаточно легко преодолевается. Человеку может субъективно казаться, что это тяжело, но, поскольку страх надуманный, с ним несложно справиться. Это не то же самое, как, например, сесть в короб с крысами, к которым мы испытываем биологическую неприязнь. Невротические страхи иррациональны, они легко изживаются психотерапевтическими методами за десять занятий. Хорошо, что певица ежедневно преодолевает свои фобии: если человек потворствует своим иррациональным страхам, они имеют тенденцию разрастаться и еще более ограничивать пространство для существования.

Комплекс жертвы


История болезни: Другая певица выходит замуж за продюсера, известного жесткими методами ведения бизнеса. Потом они со скандалом разводятся, а через некоторое время она выходит замуж за другого продюсера, опять-таки известного жесткими методами ведения бизнеса.

  

Доктор Курпатов: Я ее не консультировал, не знаю. Для того чтобы ответить на ваш вопрос, нужно детально знать ситуацию. Здесь возможны и как вариант с подсознательным желанием подчиняться более сильному партнеру, так и десяток других. Поэтому не дам вам ответа, тем более что образ вполне читаемый.

Фанатизм

           

История болезни: Поклонница вешает над кроватью фотографию музыканта, знает наизусть все его песни, вырезает все журнальные упоминания о нем. Платоническая любовь так сильна, что юношей, окружающих ее в реальной жизни, она даже не замечает, предпочитая мечтать о недостижимом кумире.

           

Доктор Курпатов: У меня на терапии было много так называемых фанаток. У поклонниц бывает разная внутренняя мотивация. В основе, конечно, лежит эротическое влечение. Это эротическое чувство объективно отличается от эротического чувства, возникающего между реально существующими в едином пространстве людьми. В мотивации фанатов очень много чего-то детского, платонического, романтического. Экранный образ звезды является идеальной формой для проекции, поскольку нет прямого контакта и нет его реакции на твои действия. При этом большинство фанатов будет утверждать, что они любят музыку артиста, его талант… Фанатизм становится проблемой, когда герой идеализируется, и на этом фоне реальные люди начинают ему ужасно проигрывать. Нужно иметь в виду, что реальный кумир тоже однозначно проиграл бы своему идеальному образу, который существует только в голове фаната.


Терапия выбирается в зависимости от запроса. Фанаты, вышедшие из тинейджерского образа, уже начинают понимать, что их страсть является надуманной, но им сложно отказаться от привычки любить кого-то ненастоящего. Задача психотерапевта – помочь человеку, оказавшемуся в плену платонического чувства, научиться получать удовольствие от взаимодействия с реальными партнерами. А развенчивать образ – «вы знаете, он в носу ковыряет» –глупо.

Проблема экстернала

История болезни: Журналист пишет не вполне хвалебную рецензию на альбом певицы, после чего продюсер последней начинает связывать все ее и свои неудачи и недостаточную популярность подопечной именно с этим критическим текстом, с момента публикации которого прошло уже почти пять лет.

                                  

Доктор Курпатов: Конечно, от вас разве дождешься чего-нибудь хорошего (смеется)? Это естественно для человеческого поведения – искать причины неудач не в себе, а в окружающей действительности. Люди по типологии делятся на две группы: одни постоянно винят во всем себя, другие – всех остальных. Одни называются интерналы, другие – экстерналы. Этот продюсер явно экстернал: ему хочется слышать только хорошее, но, к сожалению, мы не так добры, чтобы оправдать его ожидания. Что сказать журналистам? – мужайтесь! В следующий раз, когда соберетесь о ком-нибудь писать, попросите его сначала заполнить психологический роттеровский тест, который позволяет определить интернальность и экстернальность. Кстати, если бы после похвальной рецензии к певице пришел успех, лавры тоже бы достались журналисту.


Самолечение

История болезни: Скромный питерский психотерапевт попадает на телеканал «Домашний», где начинает вести программу «Нет проблем с доктором Курпатовым», которая затем переименовывается во «Все решим с доктором Курпатовым». Почти сразу доктор становится культовой фигурой и медийной звездой, его лицо не сходит с журнальных обложек.

Доктор Курпатов: У меня есть жизненная задача – популяризировать в России психологию и психотерапию. Я знаю, что это необыкновенно важно, этим спасаются жизни и улучшается качество жизни. Моя популярность – один из самых эффективных двигателей психологического знания в нашу культуру. Для меня известность является замечательным инструментом. Я очень благодарен за это и журналистам, и телевизионщикам, и всем, кто, проявляя интерес к моей личности, позволяет мне говорить о чем-то, что я считаю очень важным. Например, с вами мы сегодня поговорили о «звездной болезни», по поводу которой у меня есть соображения психологического содержания. Проще всего отнестись упрощенно и повесить клише, а я хочу, чтобы мы ко всем относились с пониманием, в том числе и к «звездам».

«Спасибо, вы были замечательным собеседником», – сказал доктор Курпатов, прощаясь со мной после разговора, послужившего основой для этой публикации.

                  

Записаться на прием

appointment@kurpatov-clinic.ru +7 (812) 405 74 17
Форма заявки