Наркоман по ту и по эту сторону

Статья из цикла "Психологический кабинет доктора Курпатова"

  Ему всего 16, но он смотрит на меня, как уставший от этой жизни старик, в его больших изумрудных глазах с чудными, длинными ресницами нет будущего. «Доктор, - говорит он, - о чём думают все эти люди? Я хожу по улицам, вижу их улыбки, слышу их смех… Я не могу понять, о чём они думают. Это единственное, единственное, что я хочу знать. Только это». В его жизни не осталось больше ничего, кроме героина.

 С чего всё начиналось? Ему едва исполнилось 13, он ходил в школу и спортивную секцию, но жизнь казалась пустой, ей не хватало блеска, в ней не было драйва. Стеснительный с детства, подавленный своей матерью, ненужный ей, решающей свои «личные проблемы», он нуждался в освобождении, он хотел жить. Но жизнь пропадала за извечной своей суетой и будничностью… Тогда-то и предложили, тогда-то и попробовал.

 «Но ты ведь знал, что это опасность? Ты же понимал, что возникнет зависимость?» - говорю я. «Зависимость… - тянет он. – Становилось легче, я становился весёлым. Зависимость… После первой дозы я почувствовал себя свободным, настоящим, живым. Потом ещё раз, смотрю – нет зависимости, не тянет, я всё контролирую. И ещё раз – нет зависимости. Четвёртый, пятый... А оказывается, что это и есть зависимость".


Его физиологическое развитие приостановилось. Несмотря на свои 16, он выглядит хорошо, если на 14. Только глядя ему в глаза, понимаешь, ему не 16, ему 61, ему 80, 90, 100. Спрашиваю: «Что для тебя наркотик?». Он переспрашивает, словно эхо: «Наркотик?.. Наркотик – это ринг, ринг.., ринг, где ты всегда проигрываешь».

Ему хочется бросить, жить так, как он живёт – от дозы до дозы – невозможно, невыносимо. Боль пронизывает всё тело, мысли крутятся вокруг одной темы, хочется кричать, резерв силы исчерпан. «Хочешь бросить?» - спрашиваю я. «Да». «Действительно? Сильно хочешь?». «Да», - повторяет он еле слышно, ни один мускул не дрогнул на его резном, точёном, почти античном лице.
«А вот представь, - предлагаю я, - вот тут, на столе лежит героин. Хочешь?». Он закрывает глаза, опускает голову, поводит плечами, его ломает: «ДА». И это «ДА» звучит, словно ропот, гул бездны. «А теперь сравни свои «хочу» – бросить и героин»… «Героин», - отвечает он. Сейчас ему 16, но ему никогда не будет 61, даже 40-ка, 30-ти…
     Принять наркотик – значит выпить мензурку со смертельными бациллами. Никто не сделает этого просто так, от нечего делать, на фоне полного благополучия. Если человек начал принимать наркотик, значит в его жизни, сколь бы успешной и беззаботной она ни казалась, накопилось множество психологических проблем. Не случайно специалисты рассматривают наркоманию как аутоагрессивное поведение, это означает главным образом вот что: человек убивает себя, чтобы уничтожить свои внутренние проблемы. Как правило, он не сознаёт этого, но бессознательная цель именно такова.

Наркотики бывают разными, но это всегда наркотики – «лёгкие» они, или «тяжёлые», всегда. Одни убивают жизнь изнутри, сужают её до затяжки, до пилюли, до одного укола, они превращают её в сущий ад, где единственная отрада – доза, наркотик, т.е. смерть. Другие, прежде всего героин, бьют наотмашь – удовольствие, доставляемое наркотиком заканчивается быстро, а дальше у человека остаётся только одно желание: хоть как-то уменьшить страдание.

Нет, смерть далеко не самое страшное, иногда она даже желанна. Когда места инъекций начинают гноиться, антибиотики не помогают, хирурги не могут обеспечить наркоз и режут по живому, а боль, которая идёт изнутри ещё ужастнее и ломает всё тело – вот это страшно. Когда мать хочет отправить своего ребёнка в тюрьму, чтобы там он избавился от наркотика, когда мать желает смерти собственному ребёнку – это действительно страшно.

Если же, каким-то чудом, человек избавляется наркотика, он не выздоравливает никогда, он всегда на крючке, он болен пожизненно, он болен до самой смерти. Наркотик – это смертельная болезнь. Это должен знать каждый.

В 1952 году Ж. Олдс, исследуя мозг животного, открыл «центры удовольствия». Далее последовало множество экспериментов, и результаты были ужасающими! Белым лабораторным крысам вживляли в «центр удовольствия» электрод, который сами крысы могли возбуждать, нажимая на специальный рычаг.

Несчастные животные умудрялись нажимать на рычаг более 100 раз в минуту, за сутки число нажатий превышало 5000! При этом крысы переносили самые сильные разряды, по сути – электрошок! Иногда разряды были настолько сильными, что отбрасывали животных к стенке клетки, но как только крыса приходила в себя, она снова бросалась к рычагу, чтобы получить новый разряд, подобный предыдущему…

Если у животного возникала потребность в сне, крысы дремали несколько минут, а потом сразу же снова принимались за самостимуляцию. Они предпочитали даже обходиться без пищи, только бы не бросать рычаг. Крысы-матери оставляли свой выводок, чтобы заниматься раздражением своего «центра удовольствия».

Таков наркотик, так ведёт себя наркоман – в его жизни нет больше никого, ни его детей, ни родителей, ни авторитетов. Есть только ОН – наркотик! Уговорить, объяснить, дать понять, надавить на жалость – нельзя. Этот «электрод» сильнее любого воздействия. Но было бы ошибкою думать, что можно удалить, вырезать из мозга соответствующие «центры», а человек будет жить дальше и без наркотика. Во-первых, это технически невозможно, во-вторых, наркотиком поражены не отдельные «центры», а весь мозг, целиком.

 Когда говорят о наркотике, слово «зависимость» не отражает реального положения дел, это не зависимость – это рабство, это участь гладиатора, где каждый день – это мука и схватка со смертью.

Почти сто лет назад великий русский учёный А.А. Ухтомский сформулировал главный принцип работы мозга, принцип доминанты. В чём он заключается? Когда в мозге возникает очаг возбуждения, он автоматически подавляет работу других центров. Более того, он постоянно усиливается, растёт, а энергию подавленных им центров забирает на свой счёт. Такой доминантой может стать, например, вера. Достаточно вспомнить жизнеописания христианских мучеников, которые переносили огромные страдания и даже наслаждались ими, воспринимая их как акт служения. Такой доминантой у наркомана становится желание получить наркотик.

Теперь рассмотрим следствия, которые вытекают из принципа доминанты в последнем случае. Знакомых и родителей наркомана удивляет его поразительная способность находить запрятанные деньги и ключи, обманывать, входить в доверие и водить вокруг пальца кого угодно. Но в этом нет ничего странного, когда наркотик становится доминантой, это не составляет никакой проблемы.

У наркомана появляется «нюх» на всё, что может так или иначе позволить ему решить единственную его задачу – получить заветный яд. Подчёркиваю, единственную задачу, кроме наркотика в его жизни больше ничего нет. А удивительная изобретательность, изощрённость ума, которой, кажется, этот человек раньше не отличался, продиктована именно принципом доминанты: весь, абсолютно весь мозг работает на решение этой, одной единственной задачи.

 Самый прибыльный бизнес – лечить наркоманов. За этот рынок борются, вещают с телевизионных экранов, с газетных полос. Прикрываясь благими намерениями, они вкладывают деньги, чтобы их зарабатывать. Мы не научились платить за собственное счастье, а именно для этой цели и служит по-настоящему хорошая психотерапия, мы привыкли платить только за своё горе, именно поэтому мы сначала заручаемся первым, а потом трудоустраиваем бизнесменов от медицины.

«Промывка», «чистка крови». Простая и никчёмная процедура: кровь пациента «разбавляют» с помощью специальных растворов, а потом сцеживают. Яда в организме становится меньше, тело словно бы вздыхает, на мгновение освобождается от бесконечного наркотического пресса. Эффективный способ снизить дозу – не более того. Заплати за «лечение», а потом можешь в два раза меньше платить за дозу наркотика, необходимую для достижения кайфа.

«Операция на центрах удовольствия» - самый экстравагантный способ запутать запутавшегося человека. Мозг удивительная система, если какая-то его часть выходит из строя, её функцию берёт на себя другой участок. Так, после инсульта, когда часть мозговой ткани гибнет, человек вполне может встать на ноги, восстановить прежнюю форму. Нет, мозг не регенерировал в той своей части, где умер, но он перестроился, перепоручил функции утраченного участка другим своим, не пострадавшим клеткам.

Так и с «операциями на мозге» - участок, отвечающий за удовольствие, доставляемое наркотиком, разрушается хирургом, но вы ничего не можете сделать с самим мозгом, а он то хорошо помнит, когда и отчего он получал подлинное удовольствие. Наркотик нельзя стереть из памяти. Если человек не борется, не запрещает себе получать удовольствие, он всё равно, неизбежно вернётся на прежнюю стезю, он вернётся к наркотику, даже если ему удалить и половину мозговой ткани.

Вот почему так важна психотерапия – помощь в борьбе, идущей не на смерть, а за жизнь, помощь знающего, искушённого человека. Таким может стать и другой наркоман, которому удаётся удерживаться от употребления «сладкой смерти». Вообще говоря, человек, вопреки устоявшемуся мнению, обучается лучше всего не когда он учится, а когда обучает. Поэтому, может быть, самый верный способ сдержать себя от употребления наркотика, это помогать держаться другим. Таковы Общества Анонимных Наркоманов.

Что делать?  Знаменитый российский вопрос: «Что делать?». Как помочь человеку, попавшему в зависимость от наркотика? Разъяснить нельзя, верить нельзя, полагаться на сознательность и здравый смысл нельзя. Что делать?! Родители наркомана впадают в панику, и эта реакция понятна – все усилия, словно об стенку горох, обращаются в пыль. Безысходность…

Теперь три вещи, которые следует знать каждому. Во-первых, наркомания – это не гром среди ясного неба, она следствие внутренних проблем подростка. С этими проблемами следует справиться раньше, прежде чем ваш ребёнок найдёт «кротчайший» путь их решения. Для этого нужно обращаться к специалистам.

Во-вторых, если гром уже грянул, действовать нужно немедленно, не закрывать глаза, не пускать на самотёк, не ожидать, что он (она), мол, образумится и всё такое. Это болезнь, лечение необходимо начать сразу, а главное: сами родители должны знать, что делать. Наугад эта проблема решена быть не может, потому работать со специалистом должен не только сам наркоман, но и, прежде всего, его родители.

В-третьих, если ситуация уже зашла в тупик, то думать нужно не о наркомане, а о его близких. Это жестокая правда. Особую категорию пациентов Клиники неврозов им. И.П. Павлова, которая находится на Васильевском острове, составляют родители наркоманов, они нуждаются в полноценной врачебной и психотерапевтической помощи, поскольку стресс, который они испытывают, не дай бог пережить никому.

Заведующий Санкт-Петербургским

 

Городским психотерапевтическим центром

 

Курпатов А.В.

Записаться на прием

appointment@kurpatov-clinic.ru +7 (812) 405 74 17
Форма заявки