Время, в которое мы живем
11.10.2016


Психотерапевт Андрей Курпатов, которого мы помним как телевизионного «доктора Курпатова», строит в самом центре Петербурга интеллектуальный кластер «Игры разума» и размышляет о дне сегодняшнем и будущем…

АНТИГУМАНИЗМ

– Мы переходим в иную реальность через кризис, не сопоставимый по масштабам с предыдущими. Но, увы, все находятся в плену прежних парадигм, начиная с марксизма-ленинизма, привычного нам либерализма и заканчивая наивной убежденностью, что мы держим под конт-ролем высокие технологии. На самом деле ситуация радикально иная.

– И ни у кого нет перспективных планов, нет модели реального будущего. Все, что сейчас делают философия, социальная психология, фиксируют некие тренды, некие процессы. И они никого не обнадеживают.

– Реальность меняется стремительно и радикально. У египтян счет времени шел на века, а у нас все происходит за считаные годы. Взять хотя бы такой пример: еще 20 лет назад мы бы сильно удивились, если бы нам сказали, что такими странами, как США, Германия и Великобритания, крупнейшими геополитическими странами, будут одновременно руководить женщины. Нам теперь кажется, что Интернет был практически всегда, а на самом деле мы им активно пользуемся всего каких-то 10 лет. В этом и проблема, что мы чрезвычайно быстро привыкаем к этим изменениям…

– Люди сейчас никому не нужны. Как пушечное мясо для информационных атак – да, а как производственная сила – нет. Уходят целые профессии. Помните, на каждом углу были фотолаборатории, где печатали снимки? Сотни тысяч людей по всему миру были заняты в этой индустрии, но Kodak обанкротился, а в Instagram работает всего пара сотен человек… В итоге количество людей увеличивается, но в большинстве своем они ничего не производят, уступив место роботам. Так что мы с вами вошли в антигуманное время. Ведь гуманизм – это когда человек нужен и важен. А когда он никому не нужен, предоставлен сам себе – это уже не гуманизм.

СЧЕТ НА ЛАЙКИ

– Все рассыпается на огромное количество маленьких и нестабильных ячеек. Раньше мир был организован общими идеями, тем, что называется ценностями. Сегодня каждый сам по себе.

– Социальные связи становятся очень поверхностными. А поверхностные социальные связи не могут дать ощущения, что тебя любят, что тебя поддерживают, что о тебе заботятся, что ты важен. Тебе могут поставить лайки, по поводу количества которых молодые люди ужасно переживают. Но они же живые люди, они не смогут постоянно насыщаться лайками…

– XXI век называют веком депрессии. И связано это в том числе со спецификой социальных сетей, где люди бесконечно демонстрируют свою жизнь. Это своего рода доска почета: вот человек в ресторане, в бутике, вот на яхте.… Красиво. Но то, что девушка была официанткой на этой яхте, она не пишет. Или то, что молодой человек стоит рядом с машиной, которую в принципе не может себе позволить, он не уточняет. Естественно, у френдов возникает ощущение, что их жизнь не удалась. Эта искаженная картина реальности порождает завышенные ожидания, требования к себе, которые совершенно абсурдны, возникает хроническое внутреннее напряжение. Будущее предстает катастрофичным, никчемным и беспросветным.

– Нам нужна социальная общность, чувствовать, что мы нужны, что нас понимают, что мы понимаем. Но по факту это требует усилий, а мы к ним не готовы.
Сейчас легче развестись, чем найти взаимопонимание. Это как с машинами – проще купить новую, чем чинить старую. Этот принцип распространился на все – на пристрастия, на работу, на отношения. «Легче поменять, чем настроить», – мы живем в такой конструкции.

ПОТРЕБИТЕЛЬ НУЛЕВОЙ СТЕПЕНИ

– Жизнь усложняется катастрофически: интерфейс нам как бы понятен, а что за ним стоит – темный лес. Мы превратились в потребителей нулевой степени – то есть даже не испытываем потребности задумываться над тем, что потребляем.

– Наше внимание – это сейчас самый дорогой товар. И за него идет борьба. Мы этого не осознаем, но наша жизнь определена тем, на что направлено наше внимание, чем оно занято. А занято оно новостями, сериалами, политическими катаклизмами, тысячами СМС, звонков, сообщений в соцсетях. Это такой интеллектуальный фастфуд, интертеймент, который на самом деле как «Макдональдс»: жиры, сахар, все пересоленное, переперченое. Мозги заплывают информационным жиром. Нам, на самом деле, все сложнее думать. Освобождение мозга от этого фастфуда – большая, серьезная задача. И очень нелегкая.

– Но проблема еще и в том, что все думают, что они думают… Хотя в действительности они просто на самом деле постоянно прокручивают в своей голове то содержание, которое уже в ней находится, или информацию, которая влетает в одно ухо и транзитом вылетает в другое. Это как игрушечный калейдоскоп, игрушка, где рисунок выглядит структурным, но это просто эффект отражения в хаотично расположенных стекляшек в зеркалах.

– Можно сидеть перед телевизором и думать, что ты думаешь. Нет, поверьте, перед телевизором думать нельзя. Даже если вы смотрите какой-то научно-популярный телесериал. Если вы просто потребляете информацию, но не анализируете ее, не сопоставляете самостоятельно с другими фактами – вы не думаете. Для зрителя все уже «сложено» – повесили «ружье», и оно обязательно выстрелит. Зрителю остается лишь сыграть в эту игру, которая уже сделана. Не им, а за него…

– А сосредоточенность на проблеме – это сложнейший интеллектуальный навык, который сейчас утрачивается. Про крупнейшего философа XX века Людвига Витгенштейна рассказывают историю, как однажды он шел по дороге, вел философский спор, и тут его сбивает автомобиль… И что же? Витгенштейн встал и продолжил научную дискуссию. Такая сосредоточенность на проблеме, на задаче – это ключ к действительному мышлению, но для нас это редкость. Зачем нам вообще думать? За нас столько всего придумали… Но это ошибка, которая может привести к роковым последствиям.

– А ведь мы уже должны быть готовы к тому, что нам придется искать свое место рядом с искусственным интеллектом.

ЧТО ДЕЛАТЬ?

– Просто что-то делать! Поэтому я и строю в Петербурге интеллектуальный кластер «Игры разума», где уже есть образовательные классы и арт-пространство, где проходят конференции психологов и философские семинары, работает лекторий «Александрийская библиотека», Клуб любителей интеллектуального кино (КЛИК), «Философский ЛИКБЕЗ». Начал свою работу детский образовательный центр «Сократик», где родителям помогают найти психологический контакт с ребенком и который призван помогать родителям отвлекать детей от гаджетов.
Одним словом, я надеюсь, что «Игры разума» станут тем местом, где можно провести время с умом, получить знания о том, как организована жизнь на самом деле, что в ней происходит интересного и важного. Только это даст нам внутренние силы.

– Нужно научиться не «ломаться» на пути, не терять интерес. Перестать, наконец, рассчитывать на чью-то поддержку – подмога не придет, подкрепление не пришлют. Надо мобилизоваться собственными силами. А мобилизация – это и есть понимание того, на что ты тратишь свою жизнь…